Уважаемые посетители! Добро пожаловать на сайт Американского культурного фонда Булата Окуджавы. Наш сайт регулярно обновляется и пополняется новой информацией, которая, как мы надеемся, интересует Вас. Будем признательны за ваши отзывы и пожелания. Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Наши друзья и собеседники

Об «Избранном» Юлия Герцмана

 

 

ЗАМЕЧАТЕЛЬНАЯ КНИГА ЗАМЕЧАТЕЛЬНОГО ЧЕЛОВЕКА

  «Избранное» – третья по счету книга Юлия Герцмана – экономиста, юмориста, автора 16-й полосы «Литературки», «Недели», многих передач Центрального советского телевидения и радио. Первая его книга, «Подставьте, пожалуйста, кумпол», вышедшая в эстонском издательстве Eesti Raamat в 1989 году, включает в себя юмористические рассказы: пародии на литературную критику, насмешливое воспроизведение эпистолярных усилий рабоче-крестьянского элемента и юморески о непосредственных жизненных обстоятельствах. Большинство написано от первого лица; в некоторых, имя автора – книга была выпущена под псевдонимом «Юлий Ринч» – фигурирует на многих страницах.

Вторая книга, « Повесть о нестоящем человеке» (слово «нестоящем» написано через "а" и исправлено на «е», как будто от руки – игра на названии произведения Бориса Полевого, его «Повесть о настоящем человеке») была издана в Москве, в 2013 году. Она содержит шесть рассказов – написанных все с тем же неподражаемым юмором, но уже гораздо более серьезных, с более ясными элементами настоящих воспоминаний. Вот рассказ « Полёт Шмуля», о поездке в Ташкент, в гости к родителям, он охватывает целый ряд мучительно-курьёзных сцен  –  в Куйбышеве, в Челябинске,  на ташкентском Алайском базаре – где автор, по настоянию сослуживца, пытается продать привезенных из Таллина спрессованных кур. Контраст между этим сослуживцем («Чем он занимался, не знал никто, он... просто приходил на работу во всем кожано-импортном, благоухающе-элегантном, рассказывал пару историй, в которых фигурировали неуставные отношения полов») и интеллигентной семьей главного героя одновременно и комичен и непереносим – и на таких контрастах часто строятся и другие рассказы. 

Автор передает лаконично и точно подмеченными деталями острое ощущение убогости существования в подсоветской Эстонии, возникающее в первой же его зарубежной командировке. И ведь появляется это чувство не где-нибудь на «загнивающем Западе» – но в «своей» Германской Демократической Республике... Забавно – и здесь подмечает автор такое: «Нигде после того, ни в одной стране мира... я не видел столько поддатых людей, как на улицах социалистической Германи». И дальше: «...в нашу душную прокуренную комнату влетела песня. Я выглянул – по площади выписывал кренделя какой-то в дребадан датый... и орал при этом самозабвенно, и махал руками, и, по всему, был счастлив. Пленительное чувство братства охватило меня, вот он – немец, а я – наоборот...».

Да – есть среди его рассказов смешные... Даже только по этим отрывкам читатель заметит присущую сборнику ту же черту - смесь остроумия и глубины, тонкости и сарказма. И это не случайно: автору, помимо блестящего чувства юмора помноженного на самоиронию (что не в последнюю очередь есть признак неординарности их обладателя), от рождения был дан острый, блестящий аналитический ум – в этом читатель сборника убедится, перелистнув первые же его страницы. Но вот - последний рассказ в сборнике, названный « Возьми из рук их», здесь сюжет потрясает: поднемецкая Литва, жители города Саласпилса подсыпали еврейским детям отраву в простоквашу... От Саласпилса до фантасмагорического то ли рая, то ли ада, автор выстроил немыслимые контрасты в главы, одну за другой не отпускающие читателя до самых последних страниц.

В целом этому, третьему, сборнику присуща та же черта: смесь остроумия и глубины, тяжести и сарказма. « Гербарий» – о жизни Леонида  Серебреника, удачливого неудачника, инженера, писателя и кооператора – повесть, которая начинается и заканчивается в украинском селе Фугары, но следует за главным персонажем в Одессу, в Ленинград, в Ригу, в Иерусалим, через два развалившихся брака, через несостоявшиеся дружбы, через разломанные и перекроенные семьи.  Перипетии еврейских судеб, от Львова до Парижа, прослежены в рассказе «Сахарницa»;  в свою очередь, эхо «Сахарницы» и «Гербария» слышны в коротком, остром и горьком «Ой»; а рассказы о Москве брежневских лет и о Москве уже постсоветской плетутся вокруг огромной, широкоизвестной, занесённой в книгу рекордов Гиннесса гостиницы в «Постоялом дворце». Читателя ждут воспоминания о студенческой Риге шестидесятых годов, о колоритном летнем Сухуми восьмидесятых, о яркой Венеции двухтысячных. А в конце – научно-шутливая кода: «Полевой определитель ашкеназских евреев».

Наши судьбы естественно складываются не только из собственных способностей, дарованных природой, но и из стремления их реализовать в полной мере – и это уже обретаемое. Так, самим Юлием были «добыты» его энциклопедические знания, сделавшие автора непререкаемым авторитетом в ученом мире экономистов...  Но и не только это: Юлий великолепно знал отечественную и мировую литературу – его разговоры с друзьями, бывало, побуждали многих, образно выражаясь, почтительно «снять перед ним шляпу». И всё это – помноженное на его дружелюбие и неисчерпаемую энергию. 

Счастье, когда сочетание природного таланта и реализации своих способностей, как это было у Юлия, делает наш мир хоть на йоту лучше, свершеннее, добрее. Добавлю и такое, для меня очевидное – его собственный писательский талант: помню его публикации вызывавшие   множество благодарных отзвывов читателей в «Панораме». Оставляя видное место в разделе «Экономика» для статей Герцмана – они чередовались там с текстами нашего постоянного обозревателя Евгения Левина – я не сомневался в том, что сразу за выпуском свежего номера газеты последуют письма и звонки от читателей авторской колонки.

 А каким он был кулинаром! Эта ипостась Герцмана знакома разве что друзьям семьи Юлика, только: его рассольники, рыбные супы, гарниры ко вторым блюдам оказались бы замечены на любом поварском конкурсе – они были неподражаемы... Завершали наши застолья кондитерские изыски Марины Очаковской, замечательной жены Юлика – таланты профессионального арт дилера в большой степени распространялись и на ее кулинарные «подвиги», сдобренные избирательным хлебосольством: случайных визитеров в их доме я не припомню.   

«Избранное»... книга эта не должна была стать последней: чудовищная несправедливость, когда человек уходит не выполнив и доли своего предначертания, или даже миссии, если угодно – и это в полной мере относится к Юлию Герцману - наиталантливейшему человеку, чей сборник выходит в этом месяце в бостонском издательстве M-Graphics Publishing.

Александр Половец c Элиной Герцман

Январь 2018 г.