На смерть поэта...

Евтушенко

Из энциклопедии: Евгений Евтушенко родился на станции Зима Иркутской области в семье геолога и поэта-любителя Александра Гангнуса. Свое первое стихотворение опубликовал в газете “Советский спорт”. Его первая книга стихов “Разведчики грядущего” вышла в 1952 году, тогда же он стал самым молодым членом Союза писателей СССР. В 1963 году был номинирован на Нобелевскую премию по литературе. Автор более 150 книг, которые переведены на многие языки.                         

Да простит мне классик это заимствование – потому что точнее сегодня не скажешь.

Имя, даже явление «Евтушенко»  обозначило новую эпоху в советской поэзии: широчайший диапазон, обозначенный поэтом от   интимного «Постель была расстелена...» - до утверждения своей гражданской позиции "Хотят ли русские войны?"

 - Но и «Танки идут по Праге...» – это тоже он, Евтушенко! -  – теперь он, казалось, подвергал сомнению  саму легитимность советской внешней, в данном случае, политики. 

Несколько лет назад он рассказывал мне о тех годах: 

- Выступлений у меня было зарегистрировано, кажется, в 56-м или 57-м около 350: практически каждый день. Мы выступали бесплатно или за очень маленькие деньги, на агитпунктах, в красных уголках, в школах, в университетах, на заводах – и, наконец, всё это вышло на большую площадь. Это был настоящий апофеоз, когда на первый «День поэзии» на площади Маяковского собралось, как минимум, тысяч 35-40... 

А сейчас... Месяца не прошло, как Евтушенко  сказал мне : «Нет, до Лос-Анджелеса пока не доберусь: нездоров, позвони через неделю...». А ведь как хорошо было бы выступить ему ко дню рождения Булата с трибуны Американского фонда Окуджавы – так было заявлено в нашем майском плане. Но у судьбы оказался план свой – не совпали...

 И я позвонил: в этот раз Маша подозвала его к телефону неохотно и не сразу – «Он очень плохо себя чувствует». Ее ответ услышал Евтушенко: «Кто это? Дай трубку!... Вот, понимаешь - пока болен...» - едва слышно проговорил он. – «Что с тобой?» - -«Буду обследоваться в госпитале на этих днях. Могу только сказать, что это не плановое обследование...». 

«Этих дней» оказалось совсем мало...

 Евтушенко умер... – ну не складываются в голове  эти слова: не должны они быть рядом! – он ведь всегда старался противостоять недугам и сопротивлялся им до последних  месяцев жизни.  

А вот – и совсем недавний его рассказ: 

«...За 40 дней мы проехали от Питера до Владивостока и дали 28 больших концертов, собирая полные залы и площади. Люди слушали молодых и очень талантливых Марину Ивлеву и Женю Сорокина, слушали очень заслуженных Сергея Никоненко, Дмитрия Харатьяна и Олега Погудина. И не жалели аплодисментов, и не хотели расходиться. А на моей родной станции Зима нас попросили дать второй концерт на площади, и когда вдруг начался неприятненький ливень, никто не ушел. Люди открыли зонты и стояли под дождем, слушая военные стихи и военные песни, которые под проливным дождем исполняли наши замечательные артисты.

Эта удивительная поездка, не смотря на все трудности, наполнила мое сердце новой энергией от незабываемых встреч с интереснейшими людьми, которыми так богата наша Россия и моя малая родина – Сибирь....». 

В планах поэта не было такого, чтобы остановится, оглянуться:

 «В ноябре - записывал он - я буду возвращаться из Пекина и надеюсь побывать в Ангарске, встретиться еще раз с земляками. Рассказать о высшей литературной премии, которую впервые в истории Китай решил присудить русскому поэту и которую я буду получать вместе с известнейшим китайским писателем. Я прочитаю в Ангарске свои новые стихи:

 Я приду в двадцать первый век. 

Я понадоблюсь в нём, как в двадцатом, 

не разодранный по цитатам, 

а рассыпанный по пацанятам, 

на качелях, взлетающих вверх...».

Пришел, чтобы навсегда остаться с нами! 

Александр Половец 

1 апреля 217 .